Пресс-центр
В пресс-центр

Стабфонд должен служить своей экономике

Раз в году мы позволяем себе некоторый «всплеск феминизма» – в мартовском номере вопросы нашей анкеты традиционно обращены к представительницам прекрасной половины бизнес-сообщества. Совершенно не важно, какую позицию в компании занимает респондент, – нам интересны думающие женщины, которым не безразлична, извините за «высокий штиль», судьба страны.

В одном из недавних выступлений Президент России Владимир ПУТИН заявил, что стране необходимы несколько лет устойчивого роста ежегодными темпами не ниже 5%. Эксперты и аналитики – как отечественные, так и зарубежные – прогнозируют в текущем году темпы роста российской экономики в 3,2-3,5%. Для экономик европейских стран и США такие показатели оценивались бы как прорывные. Для России они, безусловно, недостаточны. Какая политика, какие действия со стороны властей, компаний, финансовых институтов способны дать экономике импульс к ускоренному росту?


Селиверстова Валерия, менеджер по маркетингу и рекламе, компания NAUMEN:

- Состояние российской экономики не может не зависеть от мировой конъюнктуры, прежде всего спроса на энергоносители. Сейчас цены на нефть и газ достаточно высоки и, по прогнозам, останутся на этих комфортных уровнях в течение года. Почему это сырьевое преимущество не становится драйвером ускоренного роста? Может быть, стоит стратегически изменить модель экономических отношений с внешним миром?

- Очевидно, сырьевое преимущество не становится драйвером роста по той же причине, что и минувшие дюжину лет – сырьевая экспортно ориентированная макроэкономическая политика. Особенно учитывая тот факт, что пока еще мы экспортируем нефть марки Urals, а не Brent.

Насчет того, стоит ли стратегически менять модель экономических отношений с внешним миром, сказать ничего не могу. Может, стоит изменить модель экономики внутри государства? Что касается роста экономики в целом, в той или иной степени он присутствует. Например, мы наблюдаем развитие финансового сектора, телекоммуникаций отрасли и ритейла – то есть тех отраслей, на повышение эффективности деятельности которых и направлены наши решения.

- В каких отраслях, в каких сферах российской экономики вы видите точки роста, способные вывести в лидеры роста не только данную отрасль, но и дать импульс всей экономике? Какие усилия и с чьей стороны нужно к этим «точкам» приложить?

- Я вижу две сферы, в которых возможен рост. Во-первых, недооцененная в России сфера IT – время которой еще не настало, как ни забавно, в «эру информационных технологий». Уверена, что в скором будущем товары все более будут замещаться услугами, и в этом процессе именно IT будет отведена главная роль. Роль, которая станет синонимом услуг и качественного сервиса. Во-вторых – никуда уж не денешься – энергетика. Это отрасль, развитие которой обеспечит развитие металлургии, строительства, машиностроения и вообще всего производства Китая.

Усилия государства помогут в развитии указанных отраслей, особенно если российский Стабилизационный фонд покинет Америку, вернется в свою страну и послужит реальному сектору экономики.

- Почему прошлогодний всплеск потребительского кредитования, подразумевающий усиление внутреннего спроса, не стал стимулом для промышленного роста?

- Он и стал стимулом промышленного роста, только не России, а Китая и Европы, то есть тех стран, которые производят потребляемые товары.

- Может ли расширение банковского кредитования стимулировать рост экономики? Возможна ли какая-либо «тонкая настройка» кредитного процесса, создающая более комфортные условия получения кредита для приоритетных, перспективных отраслей, проектов?

- Иначе и быть не может. Опять же, IT-отрасль, представленная российскими компаниями, более других нуждается в расширении банковского кредитования, она же, по моему мнению, наиболее перспективна. Государство при помощи Центробанка уже 15 лет «тонко» настраивает, но все больше против себя. Возможно, пора перейти к более «толстой» настройке?

Журнал «Банки и деловой мир», №3

Ссылка на источник